Тайна племени

В этой истории речь пойдет о молодом орке, которому самой судьбой было предназначено разыскать фамильную ценность. Страшная битва унесла все его племя, лишила дома. Теперь у него только одна цель. А тут еще девчонка эта навязалась...


В Скайрим!

- Я ухожу с гордостью!.. Славная была битва... Хоть погибло все племя... Мы победили. Мы отстояли свою честь... У меня к тебе одна просьба... Езжай в Скайрим... Мне трудно говорить... Все необходимое у меня в сейфе, возьми... Ты поймешь, что делать...

 

 

Вождь издал свой последний вздох и умер. Умер с гордым выражением победителя на лице. Гортуг гро-Торуг, сын вождя, медленно поднялся. Надо было оказать погибшим последние почести. По его груди тонкой стрункой стекала кровь, рваная рана на плече нещадно саднила, но он не обращал на это внимание. Он пошел в спальню отца, стараясь сдерживать эмоции. Боль, ярость, пустота — это потом. Сейчас есть дела важнее. Гортуг подошел к сейфу, открыл его. Там были только бумаги, тетрадь с записями, зелье лечения, мешочек монет и орочий кинжал. Орк взял кинжал в руки. Это был кинжал его деда, странно, что отец все это время хранил его. Забрав все, чувствуя, что он пока не в силах разбираться с просьбой погибшего отца, гро-Торуг вышел на улицу. Теперь надо было похоронить тела. Племя его было небольшое, но провозился он достаточно долго, рана в плече давала себя знать. Могилу отца он расположил перед остальными, на небольшом возвышении, обложив камнями, как того требовали традиции их племени. Тела бандитов вытащил за пределы крепости, свалив в кучу. Обернувшись, он бросил последний взгляд - его крепость теперь превратилась в маленькое кладбище. Из его груди вырвался звериный рык, в котором чувствовалась вся боль и ярость, скопившаяся за сутки.

 

 

Орк пошел в Бруму, которая располагалась неподалеку. Перед глазами мелькали картины недавней битвы - как часовые заметили приближение банды, как завязался бой. Разбойники были слабее любого из их племени, но их было слишком много. Тем не менее, ни один из бандитов не уцелел, это была хоть и горькая, но победа. Победа, полная боли и крови. Гро-Торуг не знал, почему бандиты решили напасть именно на их крепость. Но это случилось, и теперь уставший воин, с запекшейся на груди кровью, медленно брел по пыльной дороге.

 

 

На закате Гортуг вошел в город, и сразу направился в таверну. Народу было немного, и, когда он вошел, все как-то немного притихли, а потом начали разговоры нарочито громко, как бы показывая, что им нет до него дела. Гро-Торуг был огромного роста, даже по орочьим меркам. Темно-зеленая кожа, большие острые клыки, черные густые коротко стриженные волосы, легкая щетина на щеках, огромные мускулы - в Бруме хорошо знали Гортуга, и немного побаивались. То ли из-за огромного двуручного меча, с которым он не расставался, то ли из-за его внешнего вида, а может, из-за одного случая, когда Гортуг, изрядно выпив, поссорился с местным драчуном и одним ударом чуть не вышиб дух из бедняги. Как бы то ни было, но компания ему сейчас была не нужна. Учуяв запах жареной оленины, он вдруг почувствовал сильный голод. Заказав себе изрядную порцию мяса и эля, он жадно накинулся на еду. После, он откинулся на спинку стула и прикрыл глаза. Перед глазами опять возникли картины битвы. Отец отсек голову одному... Лучники, поливающие дождем стрел... Маленькая орчиха, разрубившая врага пополам... В ушах звенела сталь, свистели стрелы, слышались крики и стоны... Рука непроизвольно потянулась к мечу, на котором так и остались пятна засохшей крови... Нет, нельзя, надо остановиться... Орк открыл глаза и обвел взглядом соседние столики. Все тихонько перешептывались, косясь в его сторону. Слышались обрывки фраз:

 

 

- Вы уже знаете? На их крепость напали ночью...

 

 

- Да, страшная битва была!

 

 

- Говорят, никто не уцелел...

 

 

- Никто, кроме этого здоровяка...

 

 

- Говорят, он раненого отца из боя вынес, поэтому и выжил...

 

 

- А я слышала, что он после этого одним ударом пятерых убил...

 

 

- Да он и перебил потом остальных бандитов в одиночку, другие-то орки мертвы были...

 

 

Гортуг, выпив залпом бутылку эля, вышел на улицу. Солнце почти скрылось, но рынок еще работал. Значит, и кузнец должен быть на месте. Орк прошел по небольшой улочке, свернул в сторону и оказался на окраине города, рядом с маленькой кузницей. Толкнув незапертую дверь и нагнувшись, чтобы не удариться головой, здоровяк вошел внутрь.

 

 

- Привет, - бросил он своим густым, слегка хриплым голосом, - я похозяйничаю у тебя.

 

 

- Конечно, я не против. Что произошло в крепости? Вся Брума гудит, как осиный рой! Неужели это правда?

 

 

- Нет крепости. Половина слухов правда, половина нет. Я не хочу говорить об этом.

 

 

Он прошел в глубь кузни и начал рассматривать свой меч. Аккуратно стерев кровь, орк долго и старательно точил грозное оружие. Из одежды на нем были только кожаные штаны, одна штанина была разорвана. Гортуг поинтересовался, что есть у кузнеца на продажу. Переодевшись в кожаные штаны на меху, холщовую рубаху и кожаную куртку, подбитую мехом, он заплатил и вышел на улицу. Звезды усеяли темное небо, стояла глубокая тихая ночь. Гро-Торуг пошел в таверну, зная наверняка, что хозяин оставил для него свободную комнату.

 

 

Таверна уже была забита народом. Все шумно обсуждали недавний бой, слухи росли со скоростью пожара. Когда орк подошел к барной стойке, то увидел, что трактирщик отмахивается от двух путников:

 

 

- Нет мест! Я же говорю вам, все комнаты заняты! Ну не выселять же мне постояльцев! Где я вам возьму комнату? Пристрою, что ли?

 

 

Гро-Торуг подошел к трактирщику и тот любезно улыбнулся:

 

 

- Для тебя всегда найдется место! Я позаботился, что бы тебе приготовили самую большую кровать, которая у меня есть. Лана, детка, проводи гостя и принеси ему поесть и выпить.

 

 

- Ага, так места все-таки есть!

 

 

- Тихо вам, болваны! Знали бы вы, какую битву он выдержал. Он потерял и дом и родных. Поэтому я и приберег для него одну комнату.

 

 

Гортуг не слушал их перепалку. Ему было безразлично. Молоденькая имперка привела его в небольшую комнату, почти все свободное место которой занимала кровать, пахнущая свежим деревом и соломой. Скорее всего, ничего подходящего не нашлось и трактирщик, будучи по характеру добряком, приказал соорудить новую кровать, более подходящую по размерам. Лана быстро накрыла стол, сочувствующе провела по небритой щеке орка прохладной ладошкой, грустно улыбнулась и выпорхнула в дверь. Орк поужинал и постарался уснуть. Сон долго не приходил, в ушах звучали слова отца: "Славная была битва... Мы отстояли свою честь...". Но усталость делала свое дело и Гортуг уснул тяжелым, беспокойным сном.

 

 

Проспав почти сутки, орк почувствовал себя лучше. Голова прояснилась, горечь утраты притупилась. Надо было жить дальше. Он оделся, забрал свой меч и сумку и вышел в зал. Лана тут же принесла ему завтрак.

 

 

- Куда же Вы? Отец сказал, что не возьмет с Вас денег, а жить у нас Вы можете столько, сколько Вам угодно.

 

 

- Мне пора идти, - коротко бросил Гортуг.

 

 

Закончив завтракать, он еще долго сидел за столом, изучая бумаги из сейфа отца. Многие были для него бесполезны, так как представляли собой торговые и кузнечные договора и прочие, необходимые для племени, хозяйственные бумаги. Ценность представляла только одна вещь - карта Скайрима, с отмеченными на ней несколькими точками. В одном месте был грубо нарисован кинжал и поставлен знак вопроса. В другом месте была поставлена цифра один. На обороте подписано: "1 - Шахта, найти шахтера Иллидана. Он может кое - что знать." Больше никаких указаний не было, но это уже была какая-то ниточка. Орк взял небольшую тетрадь. Оказалось, что это записи его деда. Они описывали похождения старого орка в Скайриме. Гро-Торуг решил, что ознакомится с ними позже и бережно убрал все в сумку. Он хотел уже выйти, как к нему подбежала Лана. Она, розовея от смущения, тихо прошептала:

 

 

- Возвращайся скорей. Я.… я буду ждать тебя! - По щеке девушки потекла слезинка и Лана, вручив Гортугу мешочек с провизией на дорогу, убежала в подсобку.

 

 

Орк усмехнулся, вздохнул и вышел из таверны.

 

 

На конюшне ему удалось купить коня за небольшую сумму. Коня звали Ветер, и он был достаточно крупный и крепкий, чтобы выдерживать большой вес седока. Гортуг направил нового друга в Скайрим. Он ехал не торопясь, отпустив поводья и рассматривая карту, стараясь запомнить расположение шахты. Она находилась недалеко от границы, и за двое суток гро-Торуг рассчитывал добраться до туда.

 

 

Шло время к закату, и Гортуг решил расположиться на ночлег. Сам-то он мог идти и дальше, но орк никуда не спешил, а Ветру надо было поесть и отдохнуть. Он разжег большой костер, перекусил и лег на мягкую траву, разглядывая звезды.

 

 

Раздался стук копыт по дороге. Гортуг приподнялся на локте и вгляделся в ночную мглу. В свете костра он заметил облако пыли и сел, придвинув меч ближе. Вскоре из облака показался всадник. Точеная маленькая фигурка кого-то смутно напоминала. Всадник, приблизившись, спрыгнул с лошади и откинул капюшон. Увиденное сильно удивило орка — это была Лана. Лошадь ее была взмылена и мелко дрожала. Гро-Торуг забрал у нее поводья и начал водить лошадь шагом.

 

 

- Совсем девчонка загнала тебя!

 

 

Спутав ноги лошади, он оставил ее возле своего коня пастись, а сам посмотрел на девушку:

 

 

- Ты чего? Забыла что-то?

 

 

- Да нет, я... Я в гости к тетушке собралась... В Скайрим... Отец отпустил меня...

 

 

- На ночь глядя? Хм, убежала ...

 

 

- Нет!.. Честно, отпустил! - Лана вспыхнула краской. - Только боязно одной ехать... Вы не в Скайрим едете?

 

 

- Ладно, провожу. А то мало ли... Да, не хотел я попутчиков...

 

 

- Я не буду мешать...

 

 

Она села у огня, поджав ноги. Глаза озорно блестели, но девушка молчала, боясь, что огромный орк ее прогонит. Гортуг же откинулся опять на траву и задумчиво смотрел на звезды.

 

 

Перед глазами орка проносились картины его детства. Как он пас стадо, будучи еще совсем маленьким и бычок, свалившись в овраг, сломал себе ногу... Как Гортуг его нес на плечах два часа до крепости... Как отец первый раз подарил ему лук и повел на охоту... Как он впервые взмахнул мечом... Добрая улыбка отца и нежный взгляд матери... Доран, его друг и соучастник во всех шалостях... Рондра, маленькая ростом орчиха, постоянно отговаривавшая их от проказ... Постепенно сон смежил ему веки, и он почти спокойно уснул.

 

 

Лана, заметив это, потихоньку подошла ближе. Она почти с восхищением провела пальцем по огромному мечу, который вряд ли девушка смогла бы поднять. С нежностью посмотрела на спящего орка, прошептав почти беззвучно:

 

 

- Я теперь всегда буду рядом... Я не позволю тебе быть одиноким... Стану твоим талисманом на удачу...

 

 

Она подошла к своей лошади и взяла из сумки, притороченной к седлу, шерстяное одеяло и спальный мешок. Осторожно укрыв Гортуга одеялом, она расстелила спальник с другой стороны костра и уснула со счастливой улыбкой на губах.

 

 

Ранняя заря окрасила часть неба алым, когда орк проснулся. Он с недоумением посмотрел на одеяло, потом, заметив спящую напротив девушку, с усмешкой откинул его и встал.

 

 

- Лана, просыпайся. Скоро в путь.

 

 

Девушка сонно потянулась, отгоняя сладкие видения, и бодро вскочила на ноги. Умывшись в холодном ручье, она взяла расческу, приводя в порядок спутавшиеся черные, длинные волосы. Орк оглянулся по сторонам, ища что-то, что помогло бы ему немного размять мышцы. Не найдя ничего более подходящего, он поднял на плечи испуганно заржавшую лошадь Ланы и сделал несколько приседаний. Потом долго, шумно отфыркиваясь, умывался холодной водой из ручья. Девушка уже разогрела мясо на завтрак и с улыбкой наблюдала за ним.

 

 

После завтрака Гортуг опять достал карту.

 

 

- Клянусь клыками Малаката, я никогда не был в этой местности! Есть ли более короткая дорога... - бормотал он.

 

 

Лана заинтересованно заглянула в карту.

 

 

- Вот это? Это же Железная шахта, там работал раньше папин брат, дядя Сандр. Раньше мы часто наведывались туда... Я хорошо помню, как мы ехали — вот тут была тропинка, по ней прямо до шахты и добирались. Дядя такие игрушки мне из дерева вырезал, залюбуешься!..

 

 

- Давно вы не ездили туда?

 

 

- Давно уже. Папа не говорит, почему, просто под разными предлогами отказывается...

 

 

- Понятно... А все же, почему ты увязалась за мной? Что-то слабо верится мне в историю с тетушкой...

 

 

- Ну... Ну да... Да! Я устроила небольшой скандал, и папа отпустил меня. С тобой ведь я буду в безопасности. Он только просил, если ты не возьмешь меня с собой или я не догоню тебя, что бы домой сразу вернулась... Мне повезло. Пойми. Я очень хочу посмотреть мир. А здесь? Пьяные мужланы, торговки рыбой и овощами, наигранное сочувствие... Сальные взгляды ухажеров... Надоело! Ты один такой... искренний.

 

 

- Ну хорошо, я возьму тебя с собой, покажешь дорогу. Но делать все, как я сказал! Сказал ждать - стоишь и ждешь! Ясно?

 

 

- Конечно!

 

 

- Собираемся.

 

 

Довольная девушка быстро свернула лагерь, погасила затухающий костер. Вскоре они довольно быстро ехали по дороге. Кромка леса впереди увеличивалась, и к полудню они пересекли границу.

 

 

- Ну здравствуй, Скайрим! - Орк через плечо бросил последний взгляд назад и пришпорил коня. Лана молча ехала рядом, но душа ее ликовала. Через какое-то время сосны плотнее обступили дорогу, пытаясь скрыть близкие горы. Девушка присматривалась, разыскивая дорогу, ведущую к шахте. Заметив небольшую, почти заросшую тропинку, она остановила лошадь.

 

 

- Как странно... Неужели теперь по ней никто не ездит?.. Раньше тропа была более широкая, телега спокойно проехать могла...

 

 

- Тихо. Я поеду вперед. Если скажу назад, разворачивайся и быстро скачи в Сиродил. Ясно?

 

 

- Да.

 

 

Внимательно вглядываясь в лес, орк не торопясь поехал вперед. Тропа петляла меж деревьев, медленно приближая горы. Внезапно стая черных ворон с жутким карканьем взмыла в небо, кружась над ближайшей скалой.

 

 

- Кто-то их вспугнул... Жди тут. Если что - гони лошадь подальше отсюда!

 

 

Гортуг обнажил меч и поехал вперед, оставив встревоженную Лану позади. Долго на месте девушка не могла удержаться, стараясь не показываться из-за деревьев, медленно поехала следом. Раздалось ржание коня, звон удара меча об меч, ругань... Девушка испуганно натянула повод, остановив лошадь. Вскоре все стихло. Не выдержав тишины, Лана пришпорила лошадь, выехав из леса к шахте. Увиденное испугало имперку, она еще ни разу не видела последствия боя. Три трупа в броне из меха, кровь на земле... Из шахты показался Гортуг, крикнув Лане:

 

 

- Осмотри их карманы, может, найдешь бумаги какие-нибудь...

 

 

Он скрылся внутри. Шахта была небольшой, внутри никого не было. Скорее всего, бандиты уехали по своим разбойничьим делам, оставив троих в качестве сторожей. Для роста гро-Торуга проходы были низковаты, и ему приходилось пригибаться. В одном из ответвлений он нашел низенький стол, сундук и кровать. Скорее всего, там обосновался главарь. Хлипкий замок не мог долго сопротивляться чудовищной силе. Сундук распахнулся. Три мешочка с золотом орк забрал без раздумий, в дороге не помешает. Остальное его не заинтересовало. Там были пара мечей, зачарованный щит и несколько драгоценностей. Переворошив содержимое, он обнаружил на дне какие-то бумаги и забрал их. Больше в шахте делать было нечего.

You have no rights to post comments